Информационный сайт Щелково

Жми сюда! Щёлково

Пресса Сергей Михайлович Иванов из поколения победителей

После знакомства с участником Великой Отечественной войны, председателем Совета ветеранов микрорайона Заречный С.М. Ивановым пришлось поставить под сомнение крылатую фразу «Героями не рождаются, ими становятся».

Подумалось, что случается иначе. Порой героизм, то есть способность к совершению поступков, требующих личного мужества, стойкости, готовности к самопожертвованию, – своего рода наследственность, передается с генами из поколения в поколение (и конечно же плюс воспитание). Можно сказать, Сергей Михайлович – потомственный герой, унаследовавший по мужской линии эту удивительную способность. Правда, он сам не считает, что совершал что-то особенное, героическое. Говорит, что его поколение, которому пришлось воевать с фашизмом, всё такое – поколение победителей.

Так уж случилось, что для семьи Ивановых из деревни Плотавец Калининской области война с фашизмом длилась гораздо дольше четырех лет. Вторая мировая постучалась к ним в дом раньше, чем это случилось с большинством советских семей: в 1939 году, когда его отца, Михаила Ивановича, призвали на фронт воевать с белофиннами. А завершилась позже, чем прогремел победоносный салют на Красной площади 9 мая: в сентябре 1945-го после завершения боевых действий на территории Маньчжурии, в которых принимал участие сын Михаила Ивановича, Сергей.

ФРОНТ, ДА НЕ ТОТ…

В 1940 году мать Сергея получила извещение, что ее муж, М.И. Иванов, героически погиб на поле сражения и похоронен в братской могиле на финской станции Кямяря (местечко Перкярви). Июнь 1942 года стал очередным ударом по семье: ушел на фронт старший брат, возложив на 15-летнего Сережу тяжелую деревенскую работу, заботу о матери и младших брате и сестре, которые только пошли в школу.

- До начала войны я успел окончить семь классов, – вспоминает Сергей Михайлович. – Приходилось работать в колхозе и выполнять тяжелую мужскую работу по дому. А осенью 1943 года, как раз когда Великая Отечественная была в самом разгаре, меня призвали в армию. Думал, повезут ближе к фронту – и в бой, буду, как отец и старший брат, бить врага. Но нас, новобранцев, погрузили в эшелон и повезли в обратную от фронта сторону! А ведь знали, что там, где шла война, мы, молодые и горячие, были нужнее, хотя и оружия-то в руках еще не держали. Но наш путь лежал на Восток. Как потом объяснили командиры, для охраны восточных границ.

Япония держала огромную армию у нашей границы и в любой момент была гото-ва выступить против СССР. Одним словом, восточный сосед был довольно беспокойный и ненадежный. Имелась информация, что японцы ждали момента для наступления, когда падет Сталинград. Но Сталинград не сдался, и японцам пришлось на время отложить свои планы, но войска продолжали держать наготове. А что такое японская армия, было хорошо известно: вспомним хотя бы бои на озере Хасан в 1938 году, у реки Халхин-Гол в 39-м. Тогда Япония показала, что она – серьезный противник.

- Три недели мы ехали в товарных вагонах. Одним морозным вечером нас наконец-то выгрузили.., как показалось, в чистом поле, – продолжает С.М. Иванов. – Осмотрелись под ярким светом луны: разглядели, что над «полем» то тут, то там прямо из-под земли поднимается дымок. Это потом мы узнали: то дымятся печки в землянках, в которых разместились военные части. Здесь же, на станции, команду прибывших, 100 человек, разделили на две части: тех, что ростом повыше, отправили в артиллерийский полк, а нас, «карандашей» (так прозвали самых маленьких бойцов-новобранцев), – в отдельный 39-й инженерно-саперный батальон 36-й армии Забайкальского фронта. Сами для себя подготовили такие же землянки, и началась армейская жизнь – учеба. Обучали военному делу и мастерству сапера – это умение подготовить объект к разрушению, разминировать, построить мост, проложить дорогу. Учеба длилась два года, вплоть до окончания войны с фашистской Германией.

Знания пригодились спустя три месяца, в августе 1945 года, когда советские войска согласно ранее принятому договору между странами-союзниками выступили против Японии.

- Советские воины были полны решимости быстрее разгромить врага и выполнить свой долг перед союзниками, которые помогли нам одержать победу в Великой Отечественной войне, – рассказывает Сергей Ми- йлович. – Ведь ни для кого не секрет, что советская армия получала поддержку от американцев в виде надежной и выносливой техники, в первую очередь, это автомобили, танки, самолеты («Дугласы»), а также продовольствия – знаменитая американская свиная тушенка была очень вкусной и выручала нас во время войны.

Бои начались ошеломительным натиском трех фронтов: Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных. Сергей находился в составе саперной части и уже в первые часы наступления обеспечивал переправу войск через реку Аргунь. 36-я армия Забайкальского фронта двинулась в наступление в Северо-Восточном Китае, Маньчжурии и участвовала в боях по ликвидации Хайларского укрепрайона – они оказались самыми кровопролитными. Хайлар в числе других семнадцати укрепрайонов, сооруженных Квантунской армией в Маньчжурии, должен был дать серьезный отпор советским войскам. Здесь на господствующих высотах построили пять хорошо укрепленных подземных крепостей, которые японское командование считало неприступными. Для ликвидации Хайларского укрепрайона была создана специальная группа советских войск. Штурм длился девять дней, во время которого, по официальным данным, погибло свыше тысячи ста советских воинов. Бои закончились 18 августа 1945 года капитуляцией Хайларского гарнизона.

- Когда наши войска вошли в Хайлар, японцы ушли в сопки, окружавшие город полукольцом. Там под землей находились доты, мощные сооружения, минометные точки, даже железная дорога! Мы у японцев были, как на блюдце, – продолжает свой рассказ ветеран. – Молодцы наши десантники! Их высадили в крупных опорных пунктах, поэтому наши силы ВДВ захватили практически все важные объекты. А нам приказали перебраться через мост на другой берег реки. Сначала велась артподготовка. Но как только она заканчивалась, японцы начинали стрелять из минометов, пулеметов. Обстрел с вражеской стороны был очень сильным, и выбить противника из укреплений оказалось нелегкой задачей.

Благодаря нашим саперам эту боевую задачу выполнили – сооруженные противником укрепления взлетели на воздух. А стены там 3–4-метровой толщины, глубоко врыты в землю, сооружения возведены капитально. Вскоре укрепрайон сдался, хотя до полной капитуляции милитаристской Японии оставалось несколько недель. Пленных было очень много.

Затем предстояло преодоление Большого Хингана, горного хребта, считавшегося тогда неприступным. Из-за постоянных дождей и образовавшейся грязи тяжело было поднимать технику в предгорьях хребта – ее приходилось толкать, собирая последние силы. Тогда наши воины не могли не заметить, насколько хороши и маневренны японские машины по сравнению с отечественными.

- Потом был Цицикар, – говорит Сергей Михайлович. – Но сколько населенных пунктов и городов мы ни проходили, не встречали местных жителей. Они будто сквозь землю провалились. Никакого партизанского движения со стороны японцев не было, как не было и сопротивления. Нам даже ни разу не пришлось идти в штыковую атаку. Разве что одинокие снайперы попадались. В Японии мальчиков с раннего детства приучают к оружию. Запомнилась одна встреча: на окраине Хайлара, в небольшом селе мы встретили русских! Двое мужчин почтенного возраста угостили нас свежими огурцами. На наш вопрос «Как вы здесь оказались?» открыто сказали, что в 1918 году ушли сюда с белой армией. А сейчас они держали нейтралитет.

В октябре того же 1945 года наша часть, выполнив свою боевую задачу, вернулась в Советский Союз. Сергей Михайлович оказался в тех самых казармах, откуда в августе ушел на фронт. Началось массовое сокращение войск. Война кончилась и на Западе, и на Востоке. Наступил всеобщий мир: 2 сентября 1945 года Япония подписала акт о безоговорочной капитуляции. После почти семилетней службы в армии Сергей был демобилизован в 1950 году. Началась гражданская жизнь: работа на заводе, учеба в вечерней школе, затем в институте, позже – Щелковский химзавод. Сейчас он на пенсии.

ВСТРЕЧА СЫНА С ОТЦОМ

Сергей Михайлович не скрывает, что прожил довольно счастливую жизнь: больше полувека занимался любимой профессией – работал в строительной сфере, создал дружную семью, имеет двух замечательных сыновей, мама была рядом с ним, прожив до 90 лет. Но одно не давало ему покоя – желание найти могилу своего героя-отца. Вскоре после посещения Щелкова Патриархом Кириллом и незадолго до своего 85-летия мечта Сергея Михайловича сбылась: после долгих поисков ветерану и его обоим сыновьям удалось побывать в том самом местечке Перкярви, где находится та самая братская могила. Сергей Михайлович разыскал фамилию Михаила Иванова. На обелиске появился еще один венок…

Анатолий ФЕДОТОВ

Фото Николая АЛОНСО

















Ремонт холодильников



Шкафы-купе, кухни



Ремонт комнат, ванных