Информационный сайт Щелково

Везучий лётчик-испытатель Котлов В. С.

Судьба не раз проверяла его на прочность, сталкивая с такими трудностями, справиться с которыми многим не под силу. Неоднократно жизнь Героя Советского Союза, старшего летчика- испытателя Василия Сергеевича Котлова висела на волоске. И наверное, только благодаря провидению этот волосок не рвался.

О том, что когда-нибудь станет летчиком, юный Василий и не мечтал. Некогда было парнишке из крестьянской семьи предаваться напрасным грезам - по хозяйству дел много. С семи лет мама доверяла своему старшему сыну и печь растопить, и скот выгнать, и корову подоить.

- Свое первое общение с коровой помню по сей день, - говорит Василий Сергеевич. - Тогда матушка ушла на сенокос, а я вызвался надоить молока. Много раз видел, как это делается, думал: ничего сложного. Правда, оказалось иначе. Пришел в коровник, поставил ведро и взялся за дело. Раз потянул вымя, животное меня хвостом стегануло. Виду не подал, еще раз потянул. Тогда уже корова показала свой нрав и лягнула меня ногой. Сижу, плачу, но не от боли, а оттого, что маму подвел.

Пока отец ездил на сезонные работы, почти все мужские обязанности ложились на плечи мальчика. Ни от какой работы он не отказывался и больше всего ценил в родителях веру в него. Окончив семь классов начальной школы, юноша решил идти работать. Тот год из-за засухи выдался очень голодным, поэтому продолжать дальнейшее обучение за семь километров от родной деревни, да еще на пустой желудок было просто невозможно.

Так, в 1933 году молодой деревенский парень устраивается в ФЗУ Метростроя, где обучается, а в дальнейшем и работает слесарем- механиком. Спустя всего лишь год молодой человек начинает учебу в аэроклубе, а затем остается там в качестве летчика-инструктора. Именно тогда он выбрал себе любимую профессию на всю жизнь.

В годы Великой Отечественной войны Котлов служил на Камчатке в 888-м истребительном авиационном полку. На фронтах ему не довелось повоевать, хотя он. постоянно писал рапорты с просьбой направить его в действующую армию, на запад страны. И постоянно получал отказ.

- Мы верили в свои силы и считали, что наше присутствие нужнее там, чем здесь- говорит ветеран. Получив очередной отказ, мы с товарищами решили купить самолет на свои личные сбережения и, получив его на заводе, улететь на фронт. Помню, с каким трудом мы собирали эти деньги и с какой радостью и нетерпением ждали ответа от Сталина. И он пришел, но, к сожалению, в тексте не было ни единого слова об отправке на фронт: "Примите мой боевой привет и благодарность Красной Армии, товарищи Котлов, Косинцев, Янович и Бочаров, за вашу заботу о Красной Армии. И. Сталин".

Только после этого парни перестали рваться на фронт, но боевой дух их не покидал. Шанс показать все свои способности и профессионализм представился во время войны с Японией. Василий Сергеевич участвовал в освобождении Курильских островов и совершил 22 боевых вылета на "Аэрокобре". Разведка, сопровождение наших бомбардировщиков, штурмовка позиций противника, прикрытие высадки десанта - всё это Котлов выполнял со свойственным ему чувством долга.

С 1949 года фронтовик служил летчиком-испытателем в НИИ ВВС, где провел испытания более 70 самолетов различных типов. Каждый вылет долго и тщательно отрабатывался на земле, а после посадки проводился детальный анализ результатов полета. Друзья и сослуживцы тогда прозвали Котлова "профессором штопора".

- Такое прозвище я заслужил после испытания Миг-19 на штопор. Это был первый в мире сверхзвуковой истребитель. В ходе проверок обнаружилось, что на сверхзвуковых скоростях заметно ухудшается управление самолетом. Методом множества проб и ошибок удалось показать инженерам все недостатки данного летательного аппарата. К моменту, когда выяснилось, что фонарь этого самолета в воздухе не открывается, у меня уже было около сотни полетов на штопор. Получается, что я летел как в гробу: в случае экстремальной ситуации катапультироваться не смог бы.

За эти и другие испытания летчик-испытатель был удостоен звания Героя Советского Союза. Конечно, не всем везло так, как "профессору штопора". Самым сложным для него оказалось не испытывать самолеты, нет, а посылать на испытания своих ребят.

Он и по сей день помнит пофамильно всех летчиков-испытателей: Лаврентьева, Гудкова, Кузнецова и других, отдавших ради науки свои жизни. И сожалеет ветеран лишь об одном - что этих испытателей не представили к награде, пусть и посмертно.

Кому, как не ему, знать, сколько опасностей поджидает летчика-испытателя в небе. Не раз каким-то чудом ему удавалось в последний момент избежать катастрофы. Так случилось и на очередном испытании Миг-21.

- Надо было сделать последний полет с максимальной перегрузкой, - вспоминает Василий Сергеевич.

- Была семибальная облачность. Мы с товарищем взлетели. Высота семь тысяч метров, идем над верхней кромкой облаков. Делаем разворот. И тут над фонарем поднимается огненный шар - шаровая молния. Мы теряем сознание. Приходим в себя лишь на высоте две тысячи метров. Какая-то пара минут - и нам уже не спастись. До сих пор ясной причины произошедшего мы не знаем.

Заслуженный летчик-испытатель СССР не только на Родине зарекомендовал себя отличным профессионалом. Во время командировки во Вьетнам он по- лучил звание "Почетный гражданин Ханоя". Тогда вьетнамцы только начали летать на самолетах Миг-21, и в воздушных боях сразу же возникли трудности. Ракеты "воздух-воздух" с тепловым наведением не попадали в цель. Разобраться, в чем там дело, и направили Котлова.

- Мне было достаточно одного взгляда, чтобы понять, в чем причина неудач вьетнамских летчиков, - рассказывает полковник в от- ставке.

- Тепловая ракета требует определенных условий пуска. При маневрировании она теряет цель. Занять выгодную позицию - это еще полдела, главное - выдержать расстояние, не дальше двух километров от противника. Иначе ракета не долетит. Тут главное - верно выбрать необходимую дистанцию. Именно поэтому 50 процентов успеха в воздушном бою зависит не только от сноровки и профессиональных навыков летчика, но и от зрения. Каким бы опытом ты ни обладал, на каком бы самолете ты ни летал, но если сумеешь увидеть противника первым- считай, фора уже есть, а значит, и шанс выжить. И сегодня, на 95-м году жизни, я не жалуюсь на зрение и читаю без очков.

Заслуги Василия Котлова перед Родиной не остались незамеченными. Он был награжден орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Красной Звезды, медалями.

Самообладание и колоссальный летный опыт не раз помогали ему выйти, казалось бы, из безнадежных ситуаций. Был случай, после которого про него часто говорили: "А-а, это тот, что сумел посадить самолет в горах?"

Дело было на Камчатке. Первые дни Великой Отечественной войны. Котлов летел ведомым за командиром эскадрильи. Впереди - гора и грозовое облако. Командир принимает решение не менять маршрут и пройти рядом с облаком. Первый самолет благополучно пролетает мимо, а вот машина ведомого попадает прямо в облако.

- Я даже не успел опомниться, - вспоминает Василий Сергеевич, - сначала пошел дождь, а затем град. В какие-то секунды мне разбивает сначала фонарь и очки, а затем кусочки льда ломают деревянный винт машины. Я начинаю падать в пропасть. Прыгать нельзя - внизу кроме темной бездны ничего не видно.

И тут, когда ситуация кажется мне уже безнадежной, замечаю мыс. Судьба снова подает невидимую руку помощи. Спасительное решение приходит молниеносно: нужно зацепиться за мыс крылом, описать круг и постараться приземлиться. Повредив два крыла, я все-таки умудряюсь посадить самолет на этом небольшом пятачке. Очнувшись, пытаюсь встать - не выходит. Оказалось, левая нога вывихнута. В течение шести суток я добирался до своих, где меня уже считали погибшим.

Там же, на Камчатке, встретил он свою жену Олимпиаду Максимовну. В то время она служила по призыву медсестрой. Именно в медсанчасти они и познакомились. И даже сегодня, спустя много лет после ее ухода из жизни, она остается для него идеалом. Рядом с ее фото по сей день стоят цветы. Подвиги ветерана только закалили его характер, но не сделали жестче. Возвращаясь домой после тяжелых трудовых будней, он забывал о небе и становился любящим мужем, отцом, а в последующем и дедом. И сегодня он ловко управляется с лопатой в огороде у сына, разводит пчел и уж если что обещает, то обязательно делает.

Константин АВДЕЕВ









    Реклама


Отремонтировать квартиру



Починка стир/маш и холод.