Информационный сайт Щелково

Оператор почтовой связи уводит платежи?

Оператор почтовой связи Татьяна ОВЕРКО из отделения на Центральной улице, 65, что в городе Щёлкове, уводит платежи клиентов в неизвестном направлении.

К концу лета Мосэнергосбыт одолел меня звонками: вы должница да вы должница. Я, точно оплатившая все счета, внимания на эти звонки не обращала, пока они не стали врываться в дом в восемь утра субботы с воскресеньем. Стало ясно: надо брать квитанции и отправляться исправлять досадный сбой программы.

— А нету на вашем- счёте никакой тысячи рублей, — поворачивает ко мне экран компьютера работница цен трального офиса Мосэнерго на Фабричной улице.

— Но вот же квитанция! — протягиваю бланк с фиолетовым листочком почтового отправления.

— А где тут расчётный счёт, я не вижу, — крутит она в руках мою бумажку. — Ступайте-ка вы на Центральную, 65, откуда листик, и выясните, куда оператор Татьяна Александровна Оверко отправила вашу тысячу

Фамилия оператора почтовой связи в документе стояла, а расчётного счёта — мы все глаза проглядели — не нашли.

Почтовая фея организовала всё так, что во всегда забитом очередью почтовом отделении народу не было. Только я, мой четырёхгодовалый, норовящий сбежать на улицу сынок и Татьяна Оверко по ту сторону окошка собственной персоной. Так, мол, и так, не сержусь я — жалуюсь: давайте поглядим, куда пропал принятый вами платёж.

Глядим. Ничего, конечно, не находим.

- Давайте квитанцию. Что у вас там? — почтальонка берёт мой квиток, крутит и вертает назад: — А где чек-то? Тут никакого чека нет.

— Как нет? А эта прикрепленная полоска из компьютерного аппарата, где фиолетовым по белому напечатано ФГУП «Почта России», Московская обл., г. Щёлково, ул. Центральная, д. 65, телефон (49656)65143, касса: 141102 Я сама её прикрепила, что ли — Нет, это наша касса выбила, но это не чек. Это 6умажка. Они у нас вон — просто валяются! Когда это всё было? Девятнадцатого мая

Ну и чего вы хотите?

«Опаньки! Приплыли», думаю.

Раньше прийти я не могла. Скажу больше: я не знала что надо прийти. Как выяснилось, что у меня тут него рядок, так назавтра я и притопала. Но что бы измени мой ранешний приход (иш какие, дату платежа в не-чеке отметить не забыли!), если это «бумажка, они у нас вон просто валяются»? Но ещё на этой бумажке выбито: «Срок предъявления претензий 6 месяцев». Он не истёк. Это всё говорю Татьяне. А она:

— Да мало ли что вы что скажете! Чека нет. Какой платёж? Считайте деньги, не отходя от кассы.

Так я их посчитала! деньгами всё в порядке был Отдала, сколько затребовал! но не ожидала, представить не могла, что на моих глазах работница почты выбьют что-то, чеком не являющееся, прикрепит к платёж! Мосэнерго и, не опуская глаза протянет обратно, чтобы через три месяца сказать: «Не было никакого платежа — вам показалось».

Пришлось оставить в книге заявлений предложений (жаловаться о) нам не предлагает): «19 мая 2016 года я оплатила счёт за электроэнергию в почтовом отделении i ул. Центральной, 65. Вчера Мосэнерго мне сказали, что оплаченной мной тысячи рублей на мой расчётный счёт не поступало.

Пришла на почту узнать, как так. Оператор Оверко Татьяна действительно не нашла данных об отправлении моего перевода и огорошила: "Листок, что прикреплён к вашей квитанции, с нашего компьютера, но это не чек. Эти бумажки у нас просто валяются. Надо было раньше смотреть...

Срок предъявления претензий - 6 месяцев. Он ещё не истёк. Прошу помочь мне выяснить, куда оператор Татьяна Александровна Оверко (её имя и в спорной квитанции) отправила тысячу рублей, которую взяла у меня, а вместо чека прикрепила бумажку, которая просто валяется».

Оставила своё имя, телефон, электронную почту и место работы. И добавила строчку: «Не хочется думать, что тут такой бизнес».

Ответ мне пришёл не по указанным адресам-телефонам, а был молча прикреплён в ту же в книгу предложений к моему письму. Вот он:

«Уважаемая Юлия Вячеславовна!

На Ваше обращение в книгу заявлений и предложений ОПС Щёлково 141102 по вопросу неоплаты счёта за электроэнергию в мае 2016 г. Мытищинский почтамт УФПС Московской области сообщает.

Объективно рассмотреть данный вопрос и организовать проверку не представляется возможным, поскольку к обращению не приложена копия квитанции, выданная при осуществлении услуги, в которой имеется информация, необходимая для проведения проверки.

В претензии должны быть указаны сведения о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств по договору об оказании услуг почтовой связи.

Деньги и чеки проверяются, не отходя от кассы. Ваша претензия не обоснованна.

При выполнении Вами вышеуказанных требований проверка будет осуществлена незамедлительно.

С уважением, заместитель начальника почтамта Е.А. Попова».

Провели! Опять провели на мякине.

Не представляется возможным рассмотреть объективно данный вопрос, товарищ начальник? Давайте тогда субъективно рассмотрим, коль пошли такие телеграммы.

Лето назад, в День пионерии, работница Почты России Т. Оверко взяла у меня тысячу рублей и вернула квитанцию за свет, необоснованно прикрепив к ней вместо чека «бумажку, которая просто валяется».

Эту бумажку она выбила на моих глазах — не с пола подобрала. Точно такую же она прикрепила ко второй квитанции, обе у меня на руках. И три тысячи, проплаченные в 15:05, надо же, до Мосэнерго дошли, хотя сейчас вижу, что и на них нету чека, а только бумажка. Как это они так необоснованно и в Мосэнерго? А тысяча, пробитая в 15:13, потерялась. И конечно, ваша «правда», товарищ начальник, видна невооружённым глазом: деньги и чеки проверяйте не отходя.

Кабы я сразу всполошилась на всё отделение: «А что вы мне тут цепляете вместо фискального документа, хитра такая?!», наверное, была бы при своей тысяче. Но я представить не могла такого дешёвого обмана в почтовом отделении, куда хожу четыре раза в месяц. Взяла свежевыбитые, скреплённые степлером листки и пошла.

Я вам: «Помогите мне выяснить, куда оператор Татьяна Оверко отправила мою тысячу рублей» — вы мне: «Ваша претензия не обоснованна. При выполнении Вами вышеуказанных требований...»

Что мне остаётся? Только слушаться, товарищ начальник!

Вот мои квитанции, вот моё к вам письмо — открытое. Я ж сразу предупредила, что в газете работаю, и как вы переписку ведёте только на страницах своей почтовой книги заявлений, так и у меня- есть страница — в газете,— на которой я в случае чего переписываюсь.

Денег моих назад не вернуть — это ясно. Но вы бы, уважающая меня Е.А. Попова, что сделали б, если б присели на лавочку, а она — окрашена? Ясно дело, покачали б головою, может, повсплакивали бы, мол, как же я так-то да что же никто не предупредил, — и, конечно, прикрепили бы записочку: осторожно, окрашено.

Вот и я, осознав всю бесповоротность моего доверия к операторам Почты России, просто предупреждаю щелковчан и гостей почтового отделения на Центральной улице: Татьяна Оверко берёт с клиентов предназначенные для оплаты коммунальных услуг деньги и даже правильно отсчитывает сдачу, но фискального чека не выдаёт, заменяя его на точь-в-точь похожий на чек листочек, в котором среди 24-х выбитых компьютером строчек нет главной: расчётного счёта, по которому ушли деньги.

А через два месяца начинаются звонки: вы не заплатили. Но пить боржоми уже не вариант. Есть у вас желание перечитывать весь квитковый ворох, полученный из рук Оверко, задерживая очередь с каждым посетителем ещё минуты на три, можете продолжать играть с ней в напёрстки.

Но лучше подключите электронный платёж. Я теперь себя уговариваю: это не Оверко смошенничала, «потеряв» мою тысячу, — это мне переход на современные способы оплаты столько стоил. А Татьяне Оверко — черноволосой кассирше с аккуратным каре - столько стоила профессиональная репутация. Будем считать, разошлись недорого.

Юлия ВЕЛЬМОЖИНА, корр. «Впрямь».











    Реклама


Отремонтировать квартиру



Починка стир/маш и холод.